Константин Хабенский: "Я – заложник создавшегося в головах стереотипа..."

Константин Хабенский: "Я – заложник создавшегося в головах стереотипа..."

29 апреля в Омске открылся Всероссийский фестиваль «Лучшие спектакли – лауреаты и номинанты "Золотой маски" в городах России».  Нынешний фестиваль, семнадцатый по счету, – одно из главных событий театрального сезона. В рамках «Золотой маски» омичи увидят постановки лучших российских театров: Малого драматического театра – Театра Европы («Русский хор») и Театра Наций («Шведская спичка», «Рассказы Шукшина»).  А начался фестиваль спектаклем «Белая гвардия», который поставлен в МХТ имени Чехова по пьесе Михаила Булгакова «Дни Турбиных». 

Роль полковника-артиллериста Алексея Турбина, главную в пьесе, исполняет Константин Хабенский. Он уже давно перестал ассоциироваться в сознании зрителя с «широкоэкранным ментом» из сериала «Убойная сила». Сегодня это ведущий актер Московского художественного театра, который серьезно рассуждает о своем праве «держать паузу». В его творческом багаже роли в голливудских и отечественных блокбастерах: «Шпион, выйди вон!», «Ёлки», «Адмирал», «Особо опасен», «Ирония судьбы. Продолжение», «Ночной дозор»...  Список можно продолжать еще долго, ведь Константин Хабенский – один из самых востребованных на данный момент актеров.    Сейчас Константин увлеченно репетирует роль Тригорина в спектакле  «Чайка», который готовит смешанный коллектив МХТ и «Табакерки»  под руководством Константина Богомолова. Несмотря на плотный рабочий график, актер выкроил немного времени между переездом и репетицией, чтобы ответить на вопросы журналистов:

Как создавался спектакль? Чего хотел от вас режиссер  Женовач, чего он требовал?

Спектакль создавался интересно, потому что Сергей Васильевич Женовач начал с создания атмосферы. Изначально мы были все уверены, что будем не пытаться играть и думать мыслями тех людей, а переложим на себя ту ситуацию. Это был вариант: каждый человек встает перед выбором в определенный момент. Времена не меняются, просто меняется выбор людей. Мы начали с этого и таким образом  пытались найти ответ на спектакль, на пьесу. Так и выпустили... Через какое-то время мы поняли, что этого мало и нужно дотягиваться до мыслей, до «осанки» и до выбора тех людей, о которых писал Михаил Александрович Булгаков. И сейчас, мне кажется, спектакль переживает свое второе рождение.

Вы сказали сейчас о выборе и о временах. Если бы Вы сами оказались в том времени гражданской войны, за какую бы сторону воевали?

Очень легко задавать такие вопросы. Я не знаю, честно вам скажу. Я не знаю, потому что, наверное, если оттолкнуться от сегодняшнего времени, степень фанатичной заинтересованности двух сторон была одинаковая. Поэтому осуждать людей, в том, что кто-то переметнулся на одну сторону или на другую, нельзя. Нужно понимать степень их заинтересованности. У меня на сегодняшний день своя степень заинтересованности, поэтому я нигде. Я – на сцене…

Колчак, Алексей Турбин…  Кого еще из героев того времени Вы могли бы сыграть?

Я очень жалею, что в свое время у меня не получилось поучаствовать в проекте «Доктор Живаго». Потому, что это очень сложный «миф» о человеке, который либо наполняем режиссером и актером, либо он остается мифом. Мне было бы очень интересно поработать с Александром Прошкиным, но в этом проекте не получилось.

Декорации Александра Боровского к спектаклю - уникальны. Они как-то изменили Ваш способ существования на сцене?

Конечно, наклонные декорации – это образ Васильевского спуска, и до сих пор по ним сложно ходить. Ты думаешь одно, продумываешь, но как только начинаешь ходить по этой поверхности, она заставляет прикладывать какие-то усилия, которые ты не предполагал во время мысленной репетиции. Это съезжающее пространство помогает определиться с выбором, потому что тебя все время сносит в одну сторону.

Это четвертая постановка на сцене МХТ им. Чехова. Вы соотносите ее с тем, что было ранее или как-то абстрагируетесь?

Я стараюсь не бояться и иметь право держать такие же паузы, в хорошем смысле,  какие держали великие мастера сцены.

А это соответствует нашему времени – «держать паузу», как держали когда-то они? Теперь ведь немножко другой ритм.

Другой ритм, немножко другой театр, другой способ донесения информации, другой монтаж фильмов… Тем не менее, мне кажется, что они были правы в своих паузах, поэтому  мы пытаемся как-то отстоять это право для себя.

Вы приехали в Омск в рамках проекта «Золотая маска». Для театров вне Москвы – это очень значимая премия. Как Вы сами относитесь к ней?

Я вообще очень спокойно отношусь ко всяким премиям. Это возможность пообщаться, пересечься. Прекрасно.

Вы хотите сказать, что соревновательность в искусстве сама по себе – нонсенс?

Как сказал один мой коллега: «Рассуждать по поводу премий это одно, а получать их – совсем другое дело». Я с ним согласен.

Вы настраиваетесь на спектакль или в любую роль можете «впрыгнуть с ходу»?

Вы знаете, я, даже когда озвучиваю мультфильмы, настраиваюсь. Это моя кухня, я туда никого не пускаю. Я думаю, любой порядочный актер, даже если он балаболит и рассказывает анекдоты, все равно находит  себе место, пространство и время, чтобы подумать о том, зачем он входит на сцену.

Есть ли у Вас какие-то талисманы, которые Вы всегда берете с собой?

Крестик. Этого достаточно.

Чувствуете ли Вы себя заложником собственной профессии, известности? От чего Вам приходится ради профессии отказываться?

Много от чего. Я обыкновенный человек. Я хочу ходить туда, куда я хочу. Не хочу улыбаться тем, кому не хочу. Я хочу делать многие вещи. Но приходится иногда пресекать себя в чем-то.  Я же не пришел к вам в пижаме. Хотя мог бы совершенно спокойно. Но я - заложник создавшегося в головах стереотипа. Через какое-то время я его разрушу. Так интереснее жить.

В Вашей галерее образов в основном положительные персонажи. Нравится ли Вам это или Вы стараетесь разбавлять тех персонажей, которых играете?

Я как-то прочитал у Станиславского: «Играя плохого, найди в чем он хорош. Играя хорошего, ищи в чем у него «ржавчина». Я отталкиваюсь от этих историй. Турбин – хороший мальчик, попавший в скверную ситуацию, но и Тальберг там – такой же хороший мальчик, попавший в скверную ситуацию. Просто поступают они по-разному. И то, что одного хорошего мальчика находит пуля, а другого нет – это уже судьба.
 Играть пошло хорошего человека мне неинтересно. Играть хорошего человека, который делает, на наш взгляд, правильный выбор – это сложно, потому что нужно оправдать его. И я до сих пор продолжаю утверждать, что роль Алексея Турбина для меня самая сложная на сегодняшний день. Она еще не решена. Каждый раз я пробиваюсь, пытаюсь решить для себя и этот монолог, и это поведение.

Расскажите о проекте «Школа Хабенского».

Это очень простая вещь. В какой-то момент мне показалось, что нужно помогать актерам, которые находятся не в столице. Я подумал, как бы это могло бы быть. Получилось вот что: команды актеров занимаются с разными группами в студиях общего развития с театральным уклоном, назовем их так. Они учат детей сценической речи, фантазии, пластике и т.д. Таким образом, актеры получают дополнительные деньги, а все желающие дети получают саморазвитие.
Сейчас есть три таких школы, я приезжаю в них по мере возможности. Мне кажется это правильная штука. Если люди в администрациях городов поймут, что это хорошо, я буду с удовольствием продолжать. Ведь это хорошо забытая старая история, все это уже было в Советском союзе, и должно быть в настоящее время.

Есть географическая карта России, а есть – театральная. Слышали ли Вы что-нибудь об омской публике?

Нет, не слышал. Я думаю, что сегодня я это проверю.

 

Стоит ли говорить, что спектакль «Белая гвардия» в праздничные выходные шел при полном аншлаге?  Зрители, которым не хватало мест в зале, готовы были все время, отведенное на спектакль (а это почти четыре часа) провести стоя  в проходах.  И даже не замечать неудобства, ведь постановка смотрится на одном дыхании – завораживающее, динамичное действо, приправленное фирменным режиссерским юмором. Константин Хабенский, Михаил Пореченков, Анатолий Белый, уморительный Александр Семчев (Лариосик) и прочие участники актерского ансамбля  сорвали бурные овации - омские театралы долго не хотели отпускать со сцены своих кумиров.

 

Мария Ермолаева

03.05.2011


Поделись этой новостью с друзьями

Отзывы


Отзывы отсутствуют


Добавить отзыв

Выберите дату
Что будем искать?
Отправка СМС
Подписка на новости